Новости
7 ноября 2017, 15:56

Последние хозяева катавских заводов

ps-spb2008.narod.ru

В этом году в нашей стране отмечается столетие Великой Российской революции. В средствах массовой информации не утихают споры о том, что представляла из себя эта революция – «всепожирающее пламя или живительный огонь». Одно несомненно – это событие является по–настоящему переломным в судьбе не только нашей страны, но и всего мира. Революция привела не только к перераспределению собственности, она заставила покинуть Родину почти 2 млн. человек, не принявших Советскую власть.

Среди тех, кто навсегда покинул Россию оказались князья Белосельские-Белозерские, более ста лет хозяйничавшие в нашем горнозаводском крае. Но кто были эти люди? Об этом пойдет речь в этой статье.

Еще в советское время в общественном мнении утвердилась точка зрения, согласно которой владельцы уральских заводов все как один являлись безжалостными эксплуататорами крепостных крестьян, прожигателями жизни, которые оторвались от действительности и занимались исключительно тем, что выкачивали средства из своих заводов, тратили деньги на роскошь и ничего не вкладывали в развитие производства.

Единственное исключение, пожалуй, делалось для основателей заводов XVIIIв. (многие из которых, кстати, были выходцами из непривилегированных, чаще купеческих, сословий), чьи заслуги как организаторов производства сложно было занизить. Но при этом они тоже оценивались как эксплуататоры. Данная оценка существует и в отношении князей Белосельских – Белозерских, владевших в XIX – начале XX вв. Катав – Ивановским, Усть – Катавским и Юрюзанским заводами и прилегающими к ним селами, деревнями и рудниками.

Большинство исследователей критикуют их за излишнюю расточительность, стремление жить не по – средствам. Особенно часто объектом критики становится К.Э. Белосельский – Белозерский, с деятельностью которого связано развитие нашего края в самое переломное время –  во второй половине XIX – начале XX вв.

Однако, такая оценка его деятельности не вполне объективна, т.к. в отличие от большей части своих предшественников, К.Э. Белосельский – Белозерский принимал весьма деятельное участие в определении направлений развития горного округа и приложил максимум усилий для того, чтобы спасти свои заводы от разорения, превратить их в доходные предприятия.

Князья Белосельские – Белозерские относятся к одному из самых аристократических родов царской России. Свое происхождение они ведут от легендарного князя Рюрика, основателя древнерусской княжеской династии. Их род является ответвлением Белозерских князей, потомков Глеба Васильковича, сына ростовского князя Василька Константиновича и правнука владимирского князя Всеволода Большое Гнездо. Кстати, Глеб Василькович был женат на дочери хана Сартака, сына Батыя. Так что Белосельские – Белозерские являются еще и потомками великих азиатских завоевателей. Свою фамилию – Белосельские – князья получили от князя Гавриила Федоровича, правнука последнего Белозерского князя Юрия Васильевича. Гавриилу Федоровичу в начале XVI в. в Пошехонском уезде принадлежала вотчина Белое Село, от названия которого и произошла эта фамилия.

Род князей Белосельских о себе особенно громкими подвигами своих представителей не заявил ни в XVI, ни в XVII веках. Это были служилые князья, которые, как и многие другие бывшие удельные князья, несли свою службу на разных должностях при дворе московских царей.В XVIII в. князья Белосельские благодаря своей ревностной службе, атакже нескольким очень удачным бракам, выдвинулись в число видных должностных лиц Российской империи. Они занимали важные государственные должности и получили известность как военачальники, дипломаты, меценаты.

ps-spb2008.narod.ru

Наибольшую известность в XVIII в. приобрел Александр Михайлович Белосельский (1752 – 1809), который и стал первым представителем этой древней династии, более чем на 100 лет связавшей себя с южноуральскими заводами. Безусловно, Александр Михайлович был очень неординарной личностью. Получив домашнее образование (в традициях того времени), он несколько лет прожил в Берлине, где его обучением руководил ДьедоннеТибо, французский литератор, юрист, член Прусской академии, секретарь Фридриха II. Скорее всего именно Тибо привил своему воспитаннику интерес к изящным искусствам: поэзии, литературе, музыке, философии.В 1772 г. Александр Белосельский получает чин прапорщика Измайловского полка, а в 1773 году первое придворное звание (камер-юнкер). В 1775-1778 годах А.М. Белосельский много путешествовал, преимущественно по Франции и Италии, изучая литературу, музыку, живопись и собирая произведения изобразительного искусства (к концу жизни Белосельского-Белозерского его коллекция считалась одной из лучших в России). Там он всерьез увлекся искусством, прежде всего музыкой, и завязал знакомство с известными европейскими интеллектуалами: Вольтером, Руссо, Бомарше и многими другими.Со многими из них он встречался лично, с другими состоял в переписке. В эти же годы он и сам начинает писать и публиковать свои литературные и философские произведения. Одно из его произведений попало в руки Екатерины II, которая высоко оценила автора и решила привлечь его к государственной службе. В 1779 г. камер – юнкер Белосельский назначен русским посланником в Дрездене вместо умершего брата Андрея Михайловича, где прослужил до 1790 г. В мае 1790 г. Екатерина II назначила его посланником в Турине при сардинском дворе.Однако, несмотря на успешную дипломатическую деятельность, уже в 1793 г. князь был отозван в Россию. Причиной этого, скорее всего, послужили его дипломатические депеши с его нелестными отзывами о французской революции. Его позиция явно не устраивала императрицу. Сам Александр Михайлович впоследствии объяснял “немилость” тем, что “предвидел события”, на которые императрица пыталась “закрыть глаза”. Вернувшись в Россию он в основном жил в Петербурге.После воцарения Павла IА.М. Белосельский был “назначен к присутствию” в Сенат, но 15 сентября 1797 года по личному прошению был уволен от всех государственных дел. 27 февраля (10 марта) 1799 г. ПавелIиздал указ, на основании которого А.М. Белосельский был произведен в командоры Мальтийского ордена и награжден орденом Иоанна Иерусалимского. Кроме того, ПавелI повелел ему, как старейшему среди потомков князей Белозерских, в память о предках именоваться князем Белосельским-Белозерским. Важной датой в его жизни стал 1795 г., когда спустя 3 года после смерти своей первой жены Варвары Яковлевны Татищевой, вторым браком он женился на Анне Григорьевне Козицкой, внучке И.С. Мясникова, богатейшего уральского заводовладельца. В качестве приданного она получила среди прочего имущества Катав – Ивановский и Усть – Катавский заводы.Так, в результате удачного брака, князья Белосельские – Белозерские стали заводовладельцами. Огромное состояние Анны Григорьевны позволило долгое время жить в роскоши всем Белосельским…

Князь К. Э. Белосельский – Белозерский // archive74.ru

Внук А.М. Белосельского – Белозерского Константин Эсперович смог вступить во владение своими имениями только в 1861 г., по достижении 18 лет. До этого, после смерти его отца Эспера Александровича в 1846 г., имения находились в Опекунском управлении.Князь Константин Эсперович Белосельский – Белозерский родился 16 июня 1843 года иполучил хорошее домашнее образование. Его служба началась 9 декабря 1861 г., когда он поступил в Конный лейб – гвардии полк. В 1863 г. он получил свой первый офицерский чин – корнета гвардии, а в 1906 г., спустя 45 лет с момента начала службы, звание генерал – лейтенанта. Однако, в отличие от своего отца, который большую часть жизни провел именно в действующей армии, Константин Эсперович, представлял из себя типичного «паркетного генерала», т.к. практически не участвуя ни в одной войне (кроме русско – турецкой войны 1877 – 1878 гг., где он себя никак не проявил) он смог получить одно из высших военных званий. В основном его служба прошла при штабах и в свите императора. Богатство и связи, а также принадлежность к древнему аристократическому роду, обеспечили ему прочное положение в придворных кругах. Довольно счастливо сложилась и его семейная жизнь. В 1865 г. он женился на Надежде Дмитриевне Скобелевой (1847 – 1920), сестре М.Д. Скобелева, «Белого генерала», одного из выдающихся военачальников Российской империи XIX в. У них родилось пятеро детей, жизнь которых также сложилась достаточно благополучно..

Пожалуй, одной из характерных черт князя К.Э.Белосельского – Белозерского была изворотливость. Именно это качество на протяжении всей его жизни помогало ему выйти из сложных жизненных ситуаций, которыми в изобилии был наполнен этот период российской истории (конец XIX –  начало XX вв.).

Свое высокое положение при дворе князь удачно использовал для решения своих хозяйственных трудностей. Получив в 1861 г. богатое наследство в виде недвижимого и движимого имущества на общую сумму более 4 миллионов рублей серебром, среди которого наиболее перспективными с точки зрения доходов являлись южноуральские заводы и Крестовский остров в Петербурге, К.Э.Белосельский – Белозерский понимает, что прежние методы хозяйствования уже не смогут обеспечить высоких доходов.Тем более, что предыдущие поколения не утруждали себя модернизацией производства и поэтому к 1861 году заводы были уже изрядно изношены, отставали в техническом оснащении, были полуразрушены (особенно после наводнения 1862 г.).

Вообще, начинать свою деятельность К.Э. Белосельскому – Белозерскому пришлось в очень непростых социально – экономических условиях:

во-первых , после отмены крепостного права изменился статус бывших крепостных работников, они превращались в свободных людей и выстраивать с ними отношения нужно было теперь на новой капиталистической основе. К тому же часть крестьян уехала искать лучшей доли в Сибирь, на Украину и Кавказ (поверив обещаниям вербовщиков уехала значительная часть (до 1/3) жителей Верх – Катавки, Бедярыша и Серпиевки; оставшиеся требовали повышения оплаты труда и улучшения условий жизни);

во-вторых , требовалась реконструкция заводов, установка современных печей и прокатных станов, привлечение горных инженеров и управленцев, что было сопряжено с вложением значительных капиталов;

в-третьих , произошла отмена ввозных пошлин на изделия зарубежной металлургической промышленности, которые хлынули в Россию, а на Юге страны появился новый металлургический район – все это создавало жесткую конкуренцию в черной металлургии.

Условно в деятельности князя К.Э.Белосельского – Белозерского по управлению горным округом можно выделить несколько этапов.

I этап (1861 – 1875 гг.).

В это время молодому князюпришлось практически заново отстраивать заводы, сильно пострадавшие в ходе наводнения 1862 г. Кроме того, были приложены значительные усилия для укрепления материально – технической базы заводов и их подготовке к техническому переоснащению. На эти цели было израсходовано более 500 тысяч рублей. В это же время фактически начался процесс присоединения к его владениям Юрюзанского завода (с 1830 по 1891 г. Юрюзанский завод находился в собственности семьи Сухозанетов) – в 1873 г. этот завод был взят Белосельскими – Белозерскими в аренду на 25 лет, а в 1891 г. выкуплен князем за 682 тысячи 500 рублей.В эти же годы К.Э. Белосельский – Белозерский вместе с Павлом Демидовым организовал Уральское горнозаводское товарищество на вере «Князь Константин Эсперович Белосельский – Белозерский, Павел Павлович Демидов и Ко». Товарищество ставило задачей добычу руд и производство металлов, однако каких – либо серьезных результатов оно не достигло и фактически существовало на бумаге. Скорее всего, это была попытка (не очень удачная) не меняя серьезно структуру и профиль производства попытаться приспособиться к новым буржуазным условиям.

yu-news.ru

II этап (вторая половина 70-х гг. XIX в.)

Он был связан с реализацией проекта по организации производства на катавских заводах железнодорожных рельсов и металлических деталей для строящихся железных дорог. «Железнодорожный бум», начавшийся в России в конце 60 – х гг. XIX в. привел к серьезным изменениям на Урале. Во – первых, это устраняло транспортную изоляцию региона от Центра страны и рынков сбыта. Во – вторых, создавало условия для перепрофилирования и реконструкции старых промышленных предприятий. Строительство железных дорог требовало большого количества рельс, ферм для мостов, креплений и иных металлических изделий. К.Э. Белосельский – Белозерский в 1876 – 1877 гг. предпринял серьезные шаги для получения казенного заказа на изготовление железнодорожной продукции. Министру государственных имуществ П.А. Валуеву он дает письменное обязательство в течение 3 лет производить на своих заводах по 600 тысяч пудов рельсов в год. В результате этого в апреле 1877 г. князь Белосельский – Белозерский заключил контракт с Департаментом железных дорог на поставку 1 млн. пудов стальных рельсов. Для организации этого производства в Бельгии было закуплено оборудование:рельсопрокатный, рельсоотделочный, обрезной и сварочно-прокатные станы и другое оборудование. На смену пудлинговому способу пришло более передовое бессмеровское производство. Причем Катав – Ивановский завод являлся на тот момент одним из самых мощных в России по производству бессмеровской стали. Для закупки бессемеровского оборудования С.А. Граф, управлявший имениями князя, сделал займ в 500 тысяч рублей у наследников мануфактур – советника М.Г. Рукавишникова под залог Усть – Катавского завода. Вдобавок к этому Белосельский – Белозерский в сентябре 1877 г. под залог Катав – Ивановского завода получает задаточные деньги в сумме 462993 рубля. Вырученные средства были вложены в переоборудование заводов и в 1889 – 1893 гг. на заводах было установлено современное оборудование и созданы совершенно новые производства. В 1878 г. началось производство рельсов и стало очень успешным. Катавские рельсы из бессмеровской стали не имели себе равных. Их поставляли с пятилетней гарантией и не было ни одного случая рекламации. На некоторых железнодорожных путях они служат и по сей день.

В 1893 г. на Катав – Ивановском заводе была построена и запущена в действие мартеновская печь.Продукция Усть-Катавского и Катав-Ивановского заводов становится востребованной в том числе ив Центральной России и за рубежом, её охотно покупают английские купцы. Хотя основная часть продукции в тот момент шла в Сибирь на постройку Транссибирской магистрали. В 1881 г. по инициативе К.Э. Белосельского – Белозерского Катав – Ивановский, Юрюзанский и Усть – Катавский заводы связала между собой телефонная связь (протяженность линии составляла более 50 км), на тот момент являвшаяся чуть ли не единственной в России. Только через год телефонная линия и станция появляется в столице.Почти на 20 лет катавские заводы превратились в настоящий «оазис» капиталистической индустрии. По доходности Катавские заводы в это время выходят на первое место среди чугуноплавильных и железоделательных заводов не только Уфимской губернии, но и всего Южного Урала.

Однако, рост доходов предприятий практически не сказался на уровне жизни простых рабочих. Зарплата на южноуральских заводах была в 2 – 3 раза ниже, чем на Юге России. Причем зарплата довольно часто задерживалась. Большинство местных рабочих привлекались к труду на основе тех условий, которые были им навязаны после реформы 1861 г. Часть рабочих подвергалась полуфеодальным методам эксплуатации, т.к. они вынуждены были отрабатывать право пользования землей, покосами. За испорченный материал, поломку инструментов, пережог угля и чугуна вычиталась сумма, равная их рыночной стоимости. Спецодеждой рабочие должны были обеспечивать сами. Нередким явлением на заводах были несчастные случаи, которые приводили к нетрудоспособности. Причем выплачивались только единовременные пособия. Пенсии предусмотрены не были, система социальной защиты рабочих практически отсутствовала.

Катав-Ивановск. //etsphoto.ru

III этап (конец 90 – х гг.XIX в. – 1912 гг.)

Этот этап деятельности князя К.Э. Белосельского – Белозерского вызывает является самым противоречивым и, наверное, самым дискуссионным. Дело в том, что большинство предпринятых в это время экономических шагов не только не улучшили ситуацию, но и, наоборот, еще более ее усугубили. Начало этого этапа связано с попыткой акционирования Катав и Юрюзань – Ивановского горного округа. То ли поддавшись всеобщему «акционерному буму», охватившему в эти годы Урал, то ли действительно надеясь извлечь из этого пользу,князь К.Э. Белосельский – Белозерский принимает решение начать подготовку к созданию акционерного общества на базе Катав – Ивановского, Усть – Катавского и Юрюзанского заводов. Во многом это было связано с тем, что к концу века железнодорожное строительство стало сбавлять свои обороты и спрос на рельсы резко снизился. Кроме того, в этом виде производства у катавских заводов появилось довольно много конкурентов, что также снижало цены на железнодорожную продукцию. Поэтому действия К.Э. Белосельский – Белозерский выглядят вполне оправдано – следовало поторопиться с изменением профиля производства. Не последнюю роль сыграл и такой факт, как необходимость в скором времени возвращать долги по взятым кредитам – к 1891 г. долг К.Э. Белосельского – Белозерского достиг 2 млн. 755 тысяч рублей. Князь вновь заложил Катав – Ивановский завод и Крестовский остров в различные коммерческие банки. АкционированиеКатав и Юрюзань – Ивановского горного округа происходило с использованием бельгийского капитала.В 1898 г. возникло бельгийское акционерное общество «Южно – Уральское анонимное металлургическое общество» (ЮУАМО), которому К.Э. Белосельский – Белозерский продал свой Усть – Катавский завод за 412 тысяч 500 рублей.Первой задачей своей деятельности ЮУАМО определило организацию на Усть – Катавском заводе производства подвижного состава и других железнодорожных принадлежностей.В ноябре 1899 г. князь К.Э. Белосельский – Белозерский и ЮУАМО заключили договор о передаче Обществу в арендное управление и Катав – Ивановского и Юрюзанского заводов на 60 лет. Скорее всего, это была одна из серьезнейших ошибок князя, так как, получив в собственность Усть – Катавский завод, бельгийские акционеры, сославшись на начавшийся мировой кризис, практически отказались вкладывать свои деньги в развитие других двух заводов, что ускорило их разорение. Конечно, князья Белосельские – Белозерские (а к этому времени в хозяйственную деятельность все активнее стал включаться старший сын Константина Эсперовича Сергей) тоже не бездействовали.Считая пребывание заводов в составе ЮУАМО бессмысленным, 1 мая 1903 г. Белосельские – Белозерские прекратили договор аренды. Катав – Ивановский и Юрюзанский заводы вернулись к своим владельцам.

В эти же годы, стремясь спасти свои владения от окончательного разорения, К.Э. Белосельскому – Белозерскому, используя свои многочисленные связи при дворе, удается провернуть два очень авантюрных проекта. Первый был связан с постройкой железнодорожной ветки «Вязовая – Катав – Ивановск». Дело в том, чтов условиях начинающегося мирового экономического кризиса происходит резкое падение цен на чугун (с 79 копеек до 41 копейки за пуд) и железо (с 1 рубля 73 копеек до 1 рубля 03 копеек). На складах производителей (в том числе на Катавских и Юрюзанском заводе) накопились большие запасы нереализованной продукции, в том числе рельсов, железнодорожных крепежей и др. Используя свои связи в придворных кругах, князю удалось убедить правительство выделить казенные средства на строительство железнодорожной ветки от станции Вязовой до своих заводов – Катав – Ивановского и Юрюзанского. Благодаря этому он получил контракт на поставку рельсов и других комплектующих для строительства железной дороги, избавившись таким образом от продукции, не находившей сбыт. К тому же решил проблему транспортной обделенности своих заводов за казенный счет, а также,благодаря строительству железнодорожной ветки (а в последствии и ее эксплуатации), работой и заработком была обеспечена значительная часть жителей горного округа.

Однако, даже полученных в результате этой «бизнес – операции» денег не хватало для погашения всех кредитных обязательств. Причем значительная часть средств уходила на содержание нескольких имений, дворца в Санкт-Петербурге и Крестовского острова, а также поддержание высокого аристократического статуса всех членов семьи Белосельских – Белозерских. Князю грозило полное банкротство и в этом случае его имущество должно было быть распродано в счет погашения долгов. Вот здесь К.Э. Белосельский – Белозерский в очередной раз проявил свою изворотливость. Ему удается успешно провернуть еще один авантюрный проект, который был связан с установлением опеки над его имуществом. В 1903 году свиты Его Императорского Величества генерал-майор Константин Эсперович Белосельский-Белозерский, в те годы уже маститый и уважаемый старец, обратился к Николаю II с унизительной просьбой «установить над ним особое, вне общих правил, опекунское управление». 20 февраля 1903 года положение об опеке было высочайше утверждено. В соответствии с ним «заведование всеми делами по имуществу кн. К. Э. Белосельского-Белозерского, а также все распоряжения, касающиеся его достояния, производятся опекунами». Сам князь отстранялся от всех дел по управлению своим имуществом, а заведование всеми его делами отныне производилось назначенным императором опекунским советом (эта мера вообще выглядела смешной, т.к. в составе Опекунского совета находились его старший сын Сергей и два зятя). На возврат кредитов накладывалась отсрочка, а проценты по ним предполагалось выплачивать с доходов по управлению имущественными делами князя. До того момента, как дела наладятся, средства на содержание князя и его семьи выделялись из государственной казны. Но дела не наладились – ни уральские заводы, ни княжеские имения не приносили прибыли, а доходы от Крестовского острова не покрывали всех денежных расходов князя. В 1910 году часть имущества князя Белосельского-Белозерского, с согласия опекунов, была освобождена от долговых обязательств, и в залоге остались только уральские заводы, княжеские имения, и Крестовский остров, участки с которого стали постепенно продаваться под застройку. В то время в Питере начался риэлторский бум, и стоимость земли под застройку стала стремительно расти. Наверное, поэтому в 1913 году князь К.Э. Белосельский-Белозерский и обратился к Николаю II с прошением об изъятии Крестовского острова из опекунского управления и передаче его в личное использование. Несмотря на энергичные протесты Госбанка, указывавшего на то, что именно Крестовский остров, а не убыточные уральские заводы и имения, является наиболее ликвидным из активов должника, прошение было удовлетворено. В начале 1914-го князь продал большую часть острова (за исключением своей дачи с прилегающим парком) ООО «Русский трест» и «Финансовой компании» за 5 млн. руб. Таким образом была осуществлена одна из крупнейших финансовых афер России начала ХХ века: сперва князь созданием опекунства выразил готовность выплачивать долг Государственному банку и отсрочил продажу своего имущества за долги, а затем, пользуясь связями при дворе и в правительстве, постепенно освободил значительную и наиболее инвестиционно привлекательную его часть от обязательства по долгу, оставив банку убыточные горно – заводские имения.

Однако, даже эти меры не смогли существенно улучшить положение на уральских заводах князя и 12 июля 1908 г. Катав – Ивановский и Юрюзанский заводы были закрыты.Фактически без средств к существованию остались 40 тысяч человек, проживающих в горном округе.

IV этап (1912 – 1917 гг.)

Этот этап был связан с очередной попыткой перепрофилирования заводов в основе которого было развитие цементного производства.В 1910 – 1912 гг. в окрестностях Катав – Ивановского и Юрюзанского заводов были проведены геологические изыскания и открыты залежи мергелей – исходного материала для производства цемента. Учитывая это, князья Белосельские – Белозерские принимают решение об отказе от привычного металлургического производства. Действительно, предложение продукции черной металлургии в эти годы превышало спрос, и встроиться в рынок сбыта металлов после шестилетнего перерыва было сложно, тем более пришлось бы заново покупать утраченное оборудование для заводов. Поэтому, на Катав – Ивановском заводе начинается очередное перепрофилирование.27 апреля 1914 г. Катав – Ивановский завод выпустил первую партию высококачественного цемента.Однако, надежды превратить цементное производство в локомотив развития округа и вывести его из состояния глубокого кризиса были развеяны начавшейся Первой мировой войной, а затем и революцией. Видя невозможность в условиях развития революциивывести свой округ из кризисного состояния, К.Э. Белосельский – Белозерский 6 ноября 1917 г. принимает решение продать его Петербургскому международному банку, за спиной которого фактически стояла компания «Вогау и Ко», которой уже долгое время (с 1874 г.) принадлежал Белорецкий горный округ (Общество «Белорецких железоделательных заводов Пашкова»).12 декабря сделка состоялась. Князь Белосельский – Белозерский продал свое имение земельной площадью 280 000 десятин, с заводами, зданиями, лесами, недрами и машинами. Покупная цена на недвижимое имущество была определена в 11899991 рубль, за мартеновские слитки и цемент – 500 000 рублей, за прочее движимое имущество – 2 500 000 рублей. После подписания документов о продаже, Белорецкое общество приступило к активной фазе слияния двух горнозаводских округов. 2 января 1918 г. Катавское заводоуправление получило команду переходить на форму отчетности, принятую в Белорецком обществе.Однако, дальнейшие события фактически перечеркнули результаты этой сделки. Гражданская война, а затем национализация сделали невозможным функционирование этого металлургического гиганта, который начал формироваться на Южном Урале.

Интуиция, чутье в очередной раз выручило князя Белосельского – Белозерского. В течение 1917 г. он продает практически все свои имения в России, а вырученные деньги удачно переводит за границу. Князь, видимо, не особо надеялся на быстрое завершение «смутного времени» и решил покинуть страну. Более того, в феврале 1918 года князь Константин Эсперович выписал на имя своего внукакнязя Сергея Сергеевича доверенность на право распоряжения имуществом. Тот, проникнув в красный Петроград, сумел быстро распродать всю мебель и предметы обихода из дачи и вернулся в Финляндию.

Князья Белосельские – Белозерские после эмиграции, в отличие от многих других представителей аристократических фамилий, смогли достаточно успешно устроиться за границей. Сам князь К.Э. Белосельский – Белозерский и его жена Надежда Дмитриевна последние годы жизни провели в Англии и во Франции, где и умерли в 1920 г.

К.Э. Белосельскому – Белозерскому пришлось управлять заводами в самое неспокойное время за весь предшествующий период существования этих заводов (за исключением, пожалуй, второй половины XVIII в., когда только началось становление этих предприятий, а затем на Южном Урале полыхала Крестьянская война). Безусловно, не стоит утверждать, что он потратил все средства только на предметы роскоши, карточные долги, пышные балы и заграничные путешествия (хотя это тоже имело место). За более, чем полувековой период управления, ему пришлось несколько раз менять стратегию развития, чтобы спасти заводы от окончательного разорения и закрытия. Однако, время и сложившиеся в начале XX в. обстоятельства были против князей Белосельских – Белозерских: революционные события оказались столь бурными, что свели все эти усилия на нет. Они потеряли свои заводы, земли, а большевики отобрали у них Родину.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg